«Жизнь одна — нужно путешествовать!»: Артемий Сурин – о кругосветке, визах и комьюнити One Life

Украинский путешественник, основатель комьюнити One Life, трэвел-блогер Артемий Сурин, который в этом году совершил кругосветное путешествие по строгим канонам Британского королевского географического общества, поделился деталями поездки в интервью Like in UA. А заодно рассказал, откуда у него любовь к странствиям, что общего у всех жителей земли и как сделать Украину привлекательной для туристов.

— Любовь к путешествиям часто рождается еще в детстве – благодаря книгам или фильмам. Что больше всего повлияло на вас?

Так все и было! Я родился еще в Советском Союзе, в 1980 году. Тогда кроме книг и редкого телевидения особо ничего и не было.  Когда мне было 6-7 лет, отец принес книги Жюля Верна. Это было словно окно в другой мир! Я читал, вдохновлялся героями, далекими странами, открытиями, горизонтами, благородными поступками. Еще были Сабатини, Дефо, Дюма, Конан-Дойль, Лондон…   Так что да, страсть к путешествиям, в том числе мечта о кругосветке, пошла именно оттуда, с самого детства.

— Расскажите о вашем первом путешествии. Куда вы ездили, почему выбрали именно эту страну, как готовились?

Для меня рубежной стала поездка по Украине. Я ехал из Харькова в Днепропетровск на машине и поймал ощущение счастья от самого процесса, от самой дороги… Я до сих пор «охочусь» за этим чувством, оно очень ценно и очень важно. У меня оно возникает именно в пути.

А за границу поехал первый раз аж в 24 года — в Польшу. Тогда это тоже была совершенно другая реальность. Хоть и соседняя страна, никакой экзотики, но меня сильно впечатлило, насколько все отличается: люди, витрины, улицы. Так что мой путь, в принципе, был стандартным для наших людей — Польша, Россия, Египет. Начиналось все довольно банально.

— Что сильнее ощущалось после возвращения: удовольствие от выполненной мечты или стремление повторить?

Там была комбинация: и впечатлений море, и удовольствия. И я убедился, что моя «теоретическая» страсть, которая до тех пор выражалась в чтении книг и просмотре телепередач, нашла свое реальное подтверждение. Внутренний маркер сработал: «Да, это твоя страсть и один из смыслов жизни». Хотя я и не знал тогда, как построить свою жизнь таким образом, чтобы иметь возможность путешествовать.

— Вы посетили больше сотни стран. Какие запомнились больше всего, что лично для вас было особенного? Есть ли такие, куда хотелось бы возвращаться снова и снова или даже переселиться насовсем?

Уже даже больше 130! Стран,  к которым у меня особо лежит душа и  сердце, куда я с удовольствием возвращался и буду возвращаться, на самом деле не так уж и много. Могу выделить до десяти. Это Непал, США, буддийская Азия, Таиланд, Мьянма, Бразилия, Эквадор. В Европе — Италия, Грузия. И, само собой, я люблю Украину — и люблю возвращаться домой. А в целом — путешествуя профессионально и совершив кругосветку, я понял, что на самом деле не так много суперклассных мест, где тебе хорошо.  Их, наверное, и не может быть много. Душа откликается на какое-то ограниченное количество — и в этом и прелесть, я  считаю.

— Разные страны – это разные языки, обычаи, религия. Пообщавшись, наверное, с тысячами людей, к какому выводу вы пришли: у жителей разных точек земного шара больше общего – или мы все-таки сильно различаемся?

Исходя из того, что нам рассказывают телевидение или политики, мы все очень разные — у нас очень много различий, и зачастую эти различия нагнетаются. В кругосветке, снимая документальный фильм и собирая материал для книги, я задавал всем людям на своем пути один и тот же вопрос, очень простой: «О чем вы мечтаете больше всего?» И я был удивлен ответами: люди всех рас, всех цветов кожи, разных национальностей и менталитетов, говорящие на разных языках и верящие в разных богов, все они, тотальное большинство, мечтают всего о пяти вещах. Это здоровье, любовь и отношения, семья, самореализация и путешествия. Когда я услышал это и от исламиста-пакистанца с автоматом Калашникова, и от сотрудника антарктической станции, и от индейца в Перу, и от бомжа в Африке, и от миллиардера в Майами — я понял, что на самом деле у нас гораздо больше общего, и мы все глобально мечтаем об одном и том же.

— В этом году вы совершили кругосветное путешествие по стандартам Британского королевского географического общества. Почему выбрали именно такой формат, в чем отличие от других кругосветок?

Форматов полно, но этот наиболее честный, как по мне. Каноны Британского королевского географического общества были изданы более 100 лет назад. Согласно им, это должен быть непрерывный путь, начинающийся и заканчивающийся в одной точке, без возврата назад. Ты должен пересечь все меридианы, побывать на всех континентах, дважды пересечь экватор в противоположных направлениях на разных континентах. Расстояние между самой северной и самой южной точками должно быть не менее 10 тысяч километров. И, самое главное, ты должен все это сделать без авиаперелетов — без потери контакта с поверхностью земли, будь то океан или материк.

Такие каноны, на мой взгляд, самые серьезные и самые трудные — и я очень рад, что поехал именно по ним. Это позволило ощутить всю цельность нашей планеты, сохраняя контакт с ней, составить цельные выводы и впечатления, не «обнуляясь» и не прерывая путь. Самолеты, с одной стороны, дарят нам удобство, комфорт и быстроту — ты можешь перелететь океан за 10 часов. Но как ты его почувствуешь, сидя в кресле на высоте 10 километров? А когда ты плывешь по нему три недели или месяц, то чувствуешь его ритмы, его вибрации, его нрав… Поэтому я выдержал эти каноны — сейчас это редкость, многие путешественники выбирают более удобные способы.

default

— Расскажите подробнее: как готовились, через какие страны пролегал маршрут, каким транспортом пользовались? Были ли где-то серьезные задержки, которые могли повлиять на график, и если да – как удалось все наверстать?

Я решил отправиться в кругосветку в марте 2018 года. Плотная подготовка заняла более трех недель, это была ежедневная работа над маршрутом. Нужно было соединить все лоскуты в одно цельное полотно. Отсутствие авиаперелетов, в принципе, определяло всю суть подготовки и передвижения. На земле более-менее понятно: можно автобусом, автомобилем, пешком — как угодно. А переплыть океан — это была задача посложнее и посерьезнее. Многие считают, что путешествие без авиаперелетов выйдет дешевле. На самом деле это не так! Например, перелететь Тихий океан можно за 1000 долларов, а пересечь его по воде мне стоило 25 тысяч. В Антарктиду тоже можно добраться только на корабле, через пролив Дрейка, где волны по 12 метров и самая сильная в мире качка. Сложности были именно в том, чтобы переплыть Тихий и Южный океаны. И если авиаперелетов полно, то вариантов пересечения этих океанов не так уж и много. И нужно было соблюдать график.

Еще один момент — визы. Я понимал, что у меня будет более 40 стран. По каждой нужно понимать ситуацию. Есть страны, в которых украинцам не нужны визы при авиаперелетах, либо же можно поставить их в аэропорту. Но если ты прибываешь наземным или морским путем, то просто поставить визу нельзя, нужно оформлять заранее. Состыковка всех этих моментов заняла немалый кусок времени.

Уже в пути произошло несколько серьезных заминок. Одна – из-за визы во французскую Полинезию. Там такой интересный казус: гражданам Украины не нужна виза во Францию, но во французские заморские территории ее нужно оформлять – лично, по месту жительства и не более чем за три месяца до поездки! А поскольку я стартовал в октябре и по графику мог попасть туда только в марте, то никак не мог подать документы. И я поехал, не имея визы. За нее пришлось бороться в Соединенных Штатах, чтобы посол Франции в Вашингтоне учел исключительные обстоятельства и позволил выдать украинцу визу именно в США. Вернуться за ней домой я не мог, это разрушило бы весь концепт кругосветки. В Штатах я «бодался» с этой системой целый месяц, но в итоге бюрократическую стену удалось пробить.

Еще один интересный момент был связан с Панамериканским шоссе, идущим от Аляски, самого севера Северной Америки, до города Ушуая, самого юга Южной Америки. Дорога вроде бы непрерывная, но на участке между Панамой и Колумбией ее просто нет! Местные жители были против строительства, и сейчас там непроходимая сельва. Передо мной встала задача: как перебраться из Панамы в Колумбию, из Центральной Америки в Южную. В итоге пришлось нанимать лодки. Однако это стало одним из открытий моей кругосветки: по пути я пересек красивейший архипелаг Сан-Блас, где живет индейское племя куна. Так что порой сложности приводят к чему-то позитивному!

— В Украине очень переживали из-за вашего ареста в Иране. Что там произошло? И как удалось решить проблему?

Это чудо было, что удалось оттуда вырваться… А с другой стороны — большое невезение, что я попал в такую ужасную историю, хотя был абсолютно невиновен. Меня задержали за съемку дроном. У меня были все разрешения, я зарегистрировал дрон при въезде в страну. Снимал абсолютно легальный объект. Но Иран — такая страна… Ты приехал туристом, все посмотрел, тебе понравилось, но не дай Бог попасть в жернова этой системы! Еще и в провинциальном городке, с полицейскими, которые не говорили по-английски. Все — ты попал в мясорубку. На следующий день был осужден за шпионаж, наказание за который — пожизненное заключение или расстрел. Потом очутился в камере — и все захлопнулось. Твоя реальность полностью изменилась, все планы на жизнь — кругосветка, книга, фильм – просто разбились.

Я верил и настраивался на лучшее, хотя просвета, казалось, не было. И, конечно, помогли соотечественники: наше комьюнити One Life, украинские дипломаты, Министерство иностранных дел, пресса и все, кто активно подхватил эту тему.  Думаю, все это в сумме помогло мне вырваться из тюрьмы. Затем меня укрыли в посольстве, а оттуда эвакуировали прямо на дипломатической машине в Азербайджан.

— Во сколько примерно обошлась ваша кругосветка, с чем примерно сопоставимы расходы? На что уходит больше всего денег, а на чем можно сэкономить?

Я планировал потратить порядка 100 тысяч долларов. Но тут — как с ремонтом: планируешь одно, а по факту получается совсем другое. У меня в итоге вышло около 140 тысяч. С одной стороны, кажется, что это много. С другой — это цена одного автомобиля премиум класса. Если выйти в Киеве на улицу, на них каждый третий ездит! По сути, все ездят в кругосветки.

Переплыть Тихий океан стоило где-то 25 тысяч. Антарктида со всеми расходами — еще 10 тысяч. Остальное все уже поменьше. Значительная часть бюджета ушла на профессиональные съемки моего документального фильма. В начале пути со мной была команда из режиссера и оператора, они помогали со всем разобраться. Так что, если вы не будете снимать профессиональное кино, можете смело сэкономить 30-40% бюджета! Если у вас будет больше времени на подготовку, вы сможете найти лучшие предложения по пересечению океана. Если не будете морочиться с канонами Британского королевского географического общества и совершите один или два перелета — сэкономите еще. Все это приводит меня к выводу, что кругосветку реально совершить за 30-40 тысяч долларов.

— Хотите ли повторить такой вояж, но уже по другим стандартам?

Когда я только приехал, думал, что кругосветка должна быть одна. Но сейчас я понимаю, что это было лучшее время  моей жизни, отдельная «жизнь в жизни». Это история, которая полностью все меняет. Ты понимаешь, что мало что может тебя впечатлить сильнее, чем такое путешествие. Поэтому, конечно, хочется еще раз совершить подобное. Возможно, в другом формате. Возможно, это будет чисто морская кругосветка.

— Вы основали сообщество, уже даже целое движение One Life: расскажите о нем подробнее. Откуда возникла идея, какова его философия? Поездки в какие страны вы чаще всего устраиваете?

Это и движение, и мировоззрение. Идея родилась, когда я начал приходить к тому, что не хочу жить по каким-то стандартным лекалам, отдавая всего себя бизнесу или гонке за какими-то мнимыми успехами. Душа говорила, что я хочу путешествовать, объединять людей по всему миру. Изначально это была персональная идея: что жизнь одна, нужно прожить ее на полную катушку, ценить время, развиваться, созидать, путешествовать… А затем ее подхватили и другие люди.

Суть проста: жить насыщенно, качественно, полноценно хотят и африканцы, и украинцы, и американцы. Поэтому мы и находим такой отклик, у нас уже свыше 200 тысяч участников. Мы устраиваем вдохновляющие трипы по всему миру, от которых у нас самих глаза горят! Это горные путешествия, путешествия на парусных  яхтах, приключенческие путешествия, путешествия в места силы… Один раз присоединяешься – и это становится большим, чем просто поездка. Появляется новый круг общения, вдохновение, друзья по всему миру. Это то, чего мне в свое время не хватало.

— Организационная команда One Life – кто эти люди? Например, с вами сотрудничает известный харьковский альпинист Сергей Бершов… По какому принципу вы подбирали соратников?

Наша команда — в основном идейные люди. Большинство — те, кто когда-то поехали с нами просто в качестве клиентов, но настолько прониклись, что оставили свои скучные работы и присоединились к команде One Life. Бершов — да, он легенда мирового альпинизма, человек, с которым я всегда мечтал познакомиться и пожать руку. А сейчас он водит наших ребят в горы, влюбляет их в путешествия… Он — элита альпинизма, но при этом оставшийся скромным, порядочным человеком.

В принципе, команда не очень большая. Многие считают, что у нас десятки людей, но нет — всего около десяти.

— Можно ли нарисовать типичный для вашего сообщества «портрет туриста»? Может, есть наиболее яркие категории людей?

Интересно, что с нами ездит больше девушек, чем парней. Как правило, люди в возрасте 28-45 лет, которые уже в значительной степени самореализовались, любят путешествовать и могут себе это позволить. Очень часто — с кризисом среднего возраста: когда чего-то в жизни уже достиг, но не понимаешь, что делать дальше. Всех объединяет стремление познавать мир и занимать активную жизненную позицию — даже если они раньше этого не делали, стеснялись или не решались. В One Life они получают новые смыслы, мотивацию.  Присоединяются — и видят нашу идею, искренность, которой пронизано наше сообщество.

У нас очень простые правила: мы поддерживаем друг друга, все равны, один за всех и все за одного. Это то, чего не хватает в современном мире, в шелухе фальшивых, мейнстримных «идеалов». Поэтому движение One Life такое популярное и мощное.

— One Life организовало поездку в Чернобыль. С какими целями, удалось ли их достичь? Были ли рискованные ситуации?

Есть такая компания «Шерп», которая производит вездеходы. Наши проекты близки по философии. Мы подружились и решили сделать что-то необычное. Чернобыль все знают, это популярная историческая тема. Но мы хотели показать, что там есть еще природа, нетронутый и неизученный биосферный заповедник — это с позитивной стороны. А с более сложной – что за всем этим нужно следить, есть риск пожаров и каких-то внештатных ситуаций. Хотели проверить, если ли способ быстро реагировать  на такие ситуации в труднодоступных местах. И, успешно проведя эту экспедицию, убедились, что да — у нас есть люди и есть решения.

— Звучали предложения превратить относительно «чистую» часть Чернобыля в туристическую зону. На ваш взгляд, насколько это реально?

В любом случае, главным фактором должна быть безопасность, все нужно проверять. А там, где безопасно — да, нужно развивать. Ведь Чернобыль — очень серьезное напоминание и нам, и всему миру о том, что может случиться, когда человек заигрывается со своей властью, своей мощью.

— Вы стали бренд-амбассадором Украины. Что для вас означает это звание? Как собираетесь продвигать туристический имидж страны? Какие действия планируете?

Я ценю это, очень приятно, что назначили бренд-амбассадором целой страны! Но это и большая ответственность.

Действовать  я уже начал. Основной мотив – желание сделать из Украины туристически привлекательную, открытую, я бы даже сказал, модную для иностранцев страну, реализовав ее огромный потенциал. Это принесет много бенефитов: прямые поступления в бюджет, оживление бизнеса в этой сфере, улучшение имиджа страны.

— На ваш взгляд, что нужно Украине, чтобы стать  туристически привлекательной страной?

Во-первых, нужно осознать, что мы — страна с туристическим потенциалом. Принять, что нам нечего стесняться, есть что показать, чем впечатлить и чем удивить. Это понимание должно быть как на уровне простых граждан, так и на уровне руководителей.

Во-вторых, нужно наладить работу нескольких сфер. Первая — это пограничная служба, первая и последняя, с кем имеет дело иностранный турист или инвестор. Я уже начал программу, которая называется Welcome to Ukraine. По сути, это воркшопы по коммуникациям для пограничников, чтобы научить их встречать иностранцев с улыбкой, доброжелательно, без предвзятости. Чтобы гости с первого шага влюблялись в Украину, а при отъезде еще более укреплялись в этом мнении. Есть хороший пример — Грузия. По туризму она сделала колоссальный рывок. Только на туристах маленькая Грузия зарабатывает около 11 миллиардов долларов ежегодно! Пограничники там были одной из важных структур, они сразу располагали к себе от имени страны.

Вторая сфера — Министерство иностранных дел. Я тоже начал с ними работу. Начал с критики, но они вроде бы отрефлексировали и идут навстречу. Тут нужно сделать две вещи. Одна из них — это визовая либерализация. Гражданам многих стран, например Австралии и Новой Зеландии, нужно получать визу в Украину. Это стоит денег и отнимает время, поэтому никто, естественно, особо не занимается. Трафик минимальный, никто сюда не едет. Хотя за таких туристов идет борьба на мировом рынке.

Также необходимо внедрить действующие, простые, прагматичные, эффективные электронные визы, как во многих странах. Ты просто заходишь в смартфон, заполняешь данные, отправляешь — и через сутки получаешь подтверждение. И все: ты спокойно прилетел в Украину, потратил здесь тысячу или две долларов, запостил в соцсетях кучу контента об Украине, и все счастливы! У нас эта система нормально не работает, что тоже является нонсенсом.

И третья сфера — это Министерство культуры, молодежи спорта и туризма. Оно прежде всего должно выделить эффективный бюджет (насколько мне известно, уже выделили) и его реализовать. Ключевым звеном здесь является маркетинг, потому что даже по инфраструктуре, на которую мы привыкли жаловаться, уже есть достаточный потенциал для старта.

У нас уже есть «золотой треугольник» с хорошей инфраструктурой — Киев, Одесса и Львов. И нам просто нужно донести это до иностранцев, потому что в мире об Украине информации практически нет. А если и есть, то сугубо негативная. Можно провести небольшой эксперимент: вбиваете слово «Ukraine» в гугл и видите коррупцию, беспорядки, насилие… Нужно исправлять имидж — и этим должно заниматься профильное министерство.

В первую очередь, нужно определить наше позиционирование: кто мы, Украина, чем мы интересны? Мы интересны едой, традициями, культурой, гостеприимством, природой и так далее… После этого необходимо выделить целевые аудитории, на которые мы ориентируемся. Как и в любом бизнесе, это важно. А затем — начать воплощать стратегию в жизнь.

Примеров у нас под боком полно: та же Грузия, тот же Азербайджан, где туризм уже стал второй отраслью после нефтяной по поступлениям в бюджет. И, подчеркну, открытость страны оказывает колоссальное позитивное влияние на ее имидж! Ни одно министерство иностранных дел, никакие дипломаты никогда не добьются успеха в таком масштабе. Каждый иностранец, которому понравится в Украине, который будет постить фотографии, видео и сторис — фактически, каждый из них станет амбассадором нашей страны! Это нужно осознать и начать действовать.

— И напоследок – еще один вопрос: какие советы вы бы дали людям, впервые собирающимся в «большое путешествие»?

Одна только рекомендация — решиться на это. Все остальное в условиях современного мира очень просто. Вам ничего не нужно, кроме трех вещей: паспорта гражданина Украины, смартфона и кредитной карточки. С таким багажом вы можете смело отправляться хоть в кругосветку, хоть в любое путешествие! Просто помните, что мир на самом деле гораздо больше открыт, чем закрыт, гораздо более безопасен, чем опасен, и все зависит только от вас. Жизнь у всех одна, поэтому нужно путешествовать!

Фото из архива Артемия Сурина

Поделиться: